Если бы я был царь, то издал бы закон, что писатель,
который употребил слово, значение которого он не может объяснить,
лишается права писать и получает сто ударов розог.


Лев Николаевич Толстой (1828-1910), русский писатель

Глазунов Александр Константинович 2013-02-05 15:24:50

Когда Душа поет и плачет

                                         Когда Душа поет и плачет…


 


       Впечатления от  книги стихов Любови Турбиной «Отплывающий катер»,


                      презентация которой прошла не так давно в ЦДЛ.


 


      Стихи не пишутся умом, они всегда выстраданы сердцем, если это настоящая поэзия. Такая, казалось бы, простая и избитая истина вспоминается нечасто и обязательно тогда, когда читатель соприкасается с поэзией большого мастера, умеющего сопереживать и сострадать, жертвовать и любить без остатка. А это значит только одно – такой поэт растрачивает собственную душу, и любое его стихотворение – это частица исстрадавшейся души, облеченная в слова, способные поразить человека, как отлитые пули, если он еще сам не зачерствел сердцем. А скорее всего, такая большая поэзия и существует для того, чтобы будить человеческие сердца и совесть, и такой огромной творческой силой, талантом,  поэта наделил Господь именно для выполнения этой миссии на Земле. Чтобы и в других разбудить такие праведные силы.


   Подобные мысли проснулись и у меня, когда я читал стихи Любови Турбиной. Словно приоткрывалась глубина океана человеческой природы со всеми ее страстями и невзгодами, счастливыми короткими минутами, творческими победами и неудачами, непониманием и холодом в личной жизни.


   В каждом Священном  писании говорится о том, что не только человек, но и любая форма жизни на Земле и во Вселенной имеет Душу – тот непосредственный Божественный источник жизни, оживления, без которого не существовало бы и самой жизни в многообразии всевозможных тел, в природе, как и самой природы. Читая стихи Л. Турбиной, меня поразило ощущение того, что ее поэзия – это высокая и тонкая энергия Души, освободившейся из плена материи, эгоизма, самолюбия и высокомерия. Это поэзия служения высокой цели жизни ради других, ради того идеала, в который поэт не только верит сам, но и заставляет поверить других, насыщая одухотворенностью и пониманием, что в мире жестокости и насилия существует и добро, и справедливость, и внутренняя убежденность следовать своей внутренней добродетели, любить, страдать, но ни в коем случае не обрекать себя на ненависть. Да она и невозможна, если читатель понимает того, кем это выстрадано. Правда, чтобы понимать хорошее и доброе, надо, чтобы эти качества присутствовали и у читателя. Но даже и безсердечного или лукавого, жадного или самолюбивого стихи Любови Турбиной все равно не оставят равнодушным. Ибо эти стихи заставляют человека взглянуть внутрь себя, а самому себе люди не лгут – пусть даже это длится минуты. Но такие минуты меняют людей, чистят их сердца и возвышают сознание. Все хорошее бесследно не пропадает!


   Образность ее стихов – это вырвавшиеся на свободу личные переживания, поднявшиеся на уровень общественных, общечеловеческих. Хотя бы такие строки:


 


Бежала береза, взмахнула косой,


Платок обронила узорный,


И осень впивается в сердце осой –


Сама золотистая с черным.


 


И просит чуть слышно – укройся, усни,


Еще не поспели невзгоды.


Стекают по веткам сентябрьские дни


Янтарными каплями меда.


 


   Или вот еще одно стихотворение:


 


Заговорила – большей боли


Не будет – груз невыносим:


Как по заснеженному полю


Бежала из последних сил.


 


А за спиной торчали трубы


Печей сожженного села.


А у нее на санках – любый,


Живой ли? Ноша тяжела.


 


Склонилась к раненному мужу,


Под сердцем сын – кого спасать?


Тянула сани в злую стужу


Жена упрямая и мать.


 


Дар состраданья – женский, древний,


Военный, снежный, долгий путь…


О, белорусские деревни!


Их скорбных ликов не забудь!


 


   Когда поэт пытается изложить в словах, пусть и в поэтической форме, звонкие аккорды струн собственной Души, он хочет, чтобы его душевная музыка звучала в унисон с другими, хоть и незнакомыми, но родными душами. Ибо:


 


Вечерний, первый свет среди ветвей


Укутанных тончайшим снежным пухом…


В короне, сотканной из нежности твоей


Я не посмею падать духом.


 


   Сборник стихов Л. Турбиной назван «Отплывающий катер». И в этом названии чудится что-то прощальное, конечное, завершенное, а с этим никак не хочется мириться. Такой поэт, судя даже только по этому одному сборнику, находится в рассвете творческих сил. Чувствуется, что Душа ее не растрачена, а наоборот, переполнена любовью к людям и к самой жизни. Но настоящая любовь – она ведь только и отдает, не ожидая ответной благодарности, и тем самым обретая еще большую силу. Я уверен, что эта книга Л. Турбиной только пик, середина ее творческого пути, а покоренные вершины сильные люди не сдают, они готовятся покорять следующие высоты. И я просто убежден, что так оно и есть на самом деле!


 


 


                                                                                      Александр ГЛАЗУНОВ


 

Назад